Интервью с Джеймсом Горхэмом для журнала "Лизинг Ревю"

Компании "Элемент Лизинг" в этом году исполняется десять лет. В одного из лидеров рынка компанию вывел, безусловно, Джеймс Горхэм. С этого года он работает в компании в новом статусе в качестве советника и члена Совета директоров компании. Впрочем, ветераны лизинга помнят Джеймса по работе в IFC.

Наш разговор получился тоже не совсем юбилейным, но оптимистичным, несмотря на все тревоги этой осени.

- Ваша компания с самого начала сделала ставку на малый и средний бизнес как основного клиента. Но в России малый бизнес находится на периферии экономических интересов, складывается ощущение, что он никому не нужен – ни федеральной власти, ни муниципальной.

- Он нужен тем, кто им занимается. И потом, надо иметь в виду, что Россия – большая страна и то, что лежит на периферии экономики в абсолютных цифрах представляет собой большое количество действующих предприятий и потенциальных бизнесов. ГАЗ производит самое востребованное транспортное средство для малого бизнеса России – "Газель". Мы продолжаем сопровождать развитие канала сбыта "Группы ГАЗ" и, кстати, считаем "Газель" очень перспективной моделью, качество которой, мы это видим, серьезно улучшилось за последние десять лет. Мы так же верим в развитие экономики, осуществляемое российскими предпринимателями, которые каждый день в каждом городе Российской Федерации развивают свой бизнес, ищут новые рынки, привлекают новых клиентов. Когда эти люди начинают свой бизнес, одно из первых транспортных средств, которое они начинают использовать – это "Газель". Собственно одной из идей, заложенных в идеологию компании "Элемент Лизинг", была идея оказывать услуги начинающим предпринимателям, предложить им продукт в оптимальном сочетании цены-качества. С учетом условий, которые мы предлагаем по лизингу, это действительно очень востребованный продукт.

- Но ведь вы не остановились на обслуживании товаропроводящей сети "Группы ГАЗ"…

- Нет-нет, не остановились… Нам очень важны партнерские отношения с ГАЗ, но рынок малого бизнеса шире. Клиенту, который взял две "Газели", еще необходимы два самосвала. Нельзя же отказать предпринимателю, который успешно выполнил свои обязательства по первому договору. Так и расширялся круг предметов лизинга.

- Что показывает Ваш десятилетний опыт: качество управления бизнесом улучшилось? Насколько наши предприниматели адекватны?

- Очень адекватны, очень! Они прекрасно, много лучше других, осознают свой интерес и потребности. Знаете, почему мне нравится работать с малым бизнесом? Потому что все решения принимаются исключительно на базе коммерческого интереса клиента и нашей компании. Никакой политики, никаких иных влияний.

- Но статистика показывает, что малый бизнес не растет…

- За статистикой скрыты нормальные экономические процессы. Даже мы на примере наших клиентов видим процессы укрупнения бизнеса, который начинался как малый, как микробизнес. Это когда десять перевозчиков в результате слияний превратились в две средние, уже хорошо управляемые компании. Это положительно для российской экономики, поскольку производительность и эффективность увеличиваются, а цены снижаются. Мы это видим.

- За исключением снижения цен мы – тоже.

- Такой волнообразный процесс – начинающие бизнесы – консолидация, вновь начинающие – и вновь слияние.

- То есть хотите сказать, что статистика может отмечать спад, а на самом деле количество услуг не сократилось?

- Точно, точно.

- Вы ведь начали работать в России, возглавив IFC? Значит, помните, что тогда представляла собой наша экономика.

- Я приехал впервые в Россию студентом через два месяца после распада СССР.

- А, ну то есть Вы видели все.

- У России своя история и будет свой путь развития. Когда мы начинали с IFC в 2000 году, все говорили о проблеме 2003 года: на тот год приходилась выплата большой части государственных долгов. Но из-за роста экономики эта проблема решилась достаточно быстро.

 - Давайте не будем лукавить – она решилась, потому что цены на нефть выросли.

- У меня нет статистики под рукой, и я не могу этого сказать, но возможно, что и так.

- Я могу это сказать. Помните, на момент дефолта в 1998 году…

- Да, десять долларов за баррель.

- Ну вот, а говорите, нет статистики под рукой… В 2000 году отрасль только формировалась. Как Вы оцениваете ее профессионализм спустя пятнадцать лет?

- Уровень менеджмента в лизинговых компаниях России – это уровень международного менеджмента. Все: программное обеспечение, бизнес-процессы, производительность. Невероятно, как развился этот сегмент экономики.

- А руководители адекватны?

- Слишком адекватны, я бы сказал. Есть влияние кредитных аналитиков, которые смотрят исключительно на кредитные риски. Аналитики лизинга оценивают ситуацию по-другому, они смотрят на риск актива и риск поставщика. Банкир думает: я дал тысячу рублей, как я их буду возвращать? Лизингодатель думает: договор лизинга на тысячу рублей, я получил платежами триста и, изъяв, в случае чего, предмет лизинга смогу получить семьсот. Влияние кредитных аналитиков, не желающих понимать природу лизинга сегодня намного меньше, чем несколько лет назад, но достаточно устойчиво.

- А мировой опыт взаимоотношения банков и лизинговых компаний – он таков же?

 - Несмотря на схожесть этих двух продуктов – лизинга и кредита, лизинговый рынок всегда развивался динамичнее. Рано или поздно банки покупают лизинговые компании, но при этом банкиры должны понимать систему оценки рисков, принятую в лизинговых компаниях. Банки должны понимать систему управления жизненным циклом предмета лизинга. Это очень важно. Поскольку российский рынок лизинга относительно молод, то и банки еще далеки от этого понимания.

- После кризиса 2008 года в России резко увеличилась доля лизинговых компаний государственных банков. Я всем этот вопрос задаю: плохо это или хорошо с учетом инвестиционных потребностей нашей экономики?

- Независимые компании, которые не могут опереться на мощную поддержку материнского банка, априори будут более мобильными, более инновационными, более гибкими. Всегда на рынке найдутся клиенты и поставщики, которые ценят именно скорость, гибкость, предприимчивость. Они придут в независимую лизинговую компанию, которая обладает этими качествами. Конечно, на определенном уровне и для определенной группы предметов лизинга эта маневренность и гибкость не нужны. С определенного уровня важнейшим фактором является доступ к фондированию. Но, повторяю, мы работаем с малым бизнесом, мы работаем со вновь созданными компаниями, мы работаем с людьми, которые живут в маленьких городах России. Мы стараемся и, по-моему, у нас очень хорошо получается дать одинаковый уровень обслуживания в любой точке России. Крупные государственные компании не могут этого сделать, поскольку ограничены внутренними регламентами. Когда вы находитесь близко к клиенту, у вас совсем другой взгляд на жизнь. Это не вопрос применения власти, которую изначально имеет кредитор, это умение общаться с людьми и создавать реальное партнерство, которое позволяет клиенту развивать свой бизнес, а лизинговой компании – получать прибыль. Эти два момента – они очень симбиотичны. Чем ближе человек находится к клиенту, тем легче мне общаться с ним, потому что он понимает интерес обеих сторон. Ему нужно каждый день думать об интересах своего контрагента. Лизинг – это не купля-продажа, это отношения минимум на два-три года. И еще. В нашем бизнесе одним из важнейших моментов являются истории успеха. И кредитные истории, которые накапливаются у наших контрагентов – это индикатор того, что мы выбрали правильного клиента на старте его бизнеса и продолжаем его обслуживать на нужном уровне в период его успешного развития. Что отличает человека, который поддерживает партнерские отношения годы от человека, который единожды принимает решение? Необходимость все время думать о контрагенте, о партнере, который иногда дает ему другой взгляд на жизнь. И наше сотрудничество с ГАЗом… Понимаете, когда клиент берет в лизинг "Газель", то в следующем году он вряд ли захочет получить в лизинг Audi Q7, он через два года купит еще одну "Газель", а потом еще две через пять. Поэтому понятие партнерства, умение обслуживать клиента для нас очень важное понятие. И это ценится, мы чувствуем, как это ценится.

- Вы, Джеймс, демонстрируете хорошее знание российских реалий.

- Конечно, есть какие-то особенности, обусловленные историческим и политическим прошлым народа, но, когда речь идет о принятии решений в сфере бизнеса, то тут никаких национальных особенностей нет. Один критерий – мне выгодно или невыгодно. Чем более прозрачен механизм принятия решений, а в малом бизнесе он прозрачен, тем легче всем участникам сделки. Думаю, что успех нашей компании основан именно на этом свойстве малого бизнеса.

- Тогда что является самым ценным в том опыте, который Вы приобрели в России?

 
- То, что практически в любом городе России у меня есть друзья из числа наших деловых партнеров. То, что у меня появилась возможность познакомиться с реальными предпринимателями, начинавшими свой бизнес с нуля и то, что со многими из них у меня сложились теплые отношения.

- Не так давно Вы ушли с поста генерального директора компании…

- Это вызвано тем, что сейчас я не могу присутствовать в России все время. Но с Андреем Писаренко (прим. генеральный директор "Элемент Лизинг" с 12 августа 2014 года) мы вместе работаем четырнадцать лет, он вырос до уровня руководителя и в таком случае надо давать возможность людям занять ту должность, к которой они готовы. Что касается меня, то акционеры думают, что я еще могу приносить пользу компании в роли советника.

Источник
Поделиться

заявка на лизинг

  1. 1
  2. 2
  3. 3
заявка на лизинг принята

Офисы продаж

заявка на лизинг

  1. 1
  2. 2
  3. 3
заявка на лизинг принята

заказать обратный звонок

вам перезвонят, ожидайте